МОЛОДЫЕ ЯХТСМЕНЫ
ИЛЬЯ ТОЛСТОЙ О ТРЕНИРОВКАХ НА «ЛУЧЕ» И ВЕЛИКОЙ ФАМИЛИИ
Сила ветра продолжает рассказывать о новом поколении яхтсменов. В этот раз мы поговорили с потомком Льва Толстого о других ярких представителях дворянского рода, спортивном азарте и занятиях на «Лучах». Ну и, конечно, о том, как совмещать работу с парусным спортом.
— Как получилось, что ты увлекся спортом — парусным в частности?
— В парусном спорте я с 2017 года, да и с детства меня притягивало все, что связано с яхтами. Плюс я человек увлекающийся, занимаюсь разными видами спорта: боксом, хожу в зал и на Московский ипподром.

Я просыпаюсь в шесть утра, и это время, которое можно посвятить себе — использую его преимущественно для спорта. Как это выглядит: в семь утра могу начать на ипподроме, потом делаю рабочие дела и вечером иду в зал. Следующим утром у меня Сила ветра и тренировка на «Луче». Сейчас я живу между Москвой и Ясной Поляной и устроил все так, что могу заниматься спортом вообще везде.
— Какое было первое судно?
— Начинал на швертботе М («эмка», длина лодки — 6,5 метра, экипаж из трех человек) на Пироговском водохранилище, потому что жил недалеко. Как-то, сидя на работе, когда еще работал на телевидении, подумал: «Почему бы не сходить на теорию яхтинга?» Внутри всегда сидела эта идея, и я как-то спонтанно решил ее реализовать. Понял, что если дальше откладывать, то никогда не попробую.

Знаю, что многие в парусном спорте начинают с яхт класса «Оптимист». Про них мне в основном рассказывал отец, который с раннего возраста серьезно занимался яхтингом. Мы часто обсуждали парусный спорт, но в детстве меня туда не отдали, и я пришел к нему сам.
— Есть ли у тебя капитанские права? Участвуешь ли ты в соревнованиях?
— Уже 15 лет у меня есть права на управление маломерными судами до 20 метров.

А на яхтенные права я сдавал на «эмке» на том же самом Пироговском водохранилище. Вспоминаю первое занятие: вышел на воду, сидел на руле и параллельно управлял гротом, сразу пришел в восторг. Понял, что теперь это надолго.
Я участвую в соревнованиях Силы ветра. Обожаю и «Лучи», и SV, поэтому разрываюсь между ними, так как интересно тренироваться и ходить на разных судах. В гонке ты всегда стараешься быть первым, но вообще-то не важно, сколько призовых мест ты возьмешь. Когда ты выходишь на воду и ветер заполняет парус, ты уже победил!

До сих пор я в полном восторге от базы в Строгино и команды Силы ветра. В черте города, недалеко от центра Москвы ты в любое время можешь заниматься яхтенным спортом, знакомиться с единомышленниками — любителями и профессионалами, которых объединяет парусный спорт.
— Какие места уже успел посетить на яхте, а какие планируешь?
— Именно на яхте я посетил мало стран, но у меня много планов для будущих приключений. Хочу отправиться в Венецию — город, который я сильно люблю и хорошо знаю. Прийти туда на яхте — мечта.

Хочется и на Камчатку, и в Шотландию, и в лагерь «Лучей». Сейчас странное время, но очень надеюсь, что скоро мы сможем спокойно передвигаться по миру. Работа ведь тоже требует постоянного внимания, и я не могу уехать куда-то далеко.
— Кем ты работаешь?
— Многие наверняка слышали о Ясной Поляне — это музей-заповедник в Тульской области, где родился и прожил большую часть жизни Лев Толстой. Там сохранились уникальные яблоневые сады — некоторые деревья даже видели писателя. Я создал компанию, которая производит натуральные напитки под брендом «Ясная Поляна». Первый и самый понятный продукт — яблочный сок.
Нам важно, что за брендом стоит большая и невыдуманная история. И если взять в руки и начать крутить бутылку сока слева направо, то первым делом вы увидите наш знак — фигурки лошади, женщины и петушка с резной веранды, где семья пила чай, обедала и встречала гостей. По семейному преданию, их вместе с плотником сделал мой прапрадед Илья Львович, сын Льва Толстого. К нему в гости приехали Лев Николаевич с Софьей Андреевной — ей очень понравились фигурки, и Илья отдал их отцу в Ясную Поляну.
— Твой прапрадедушка Лев Толстой был спортсменом?
— Лев Толстой любил лошадей и как-то даже посчитал, что провел в седле семь лет жизни. Он также ездил на велосипеде и много ходил пешком. В Ясной Поляне около его дома есть турник, а в доме — гантели. Он был сильным и спортивным человеком, и спорт помогал ему переключаться и отдыхать.

В нашем роду также был Федор Толстой по прозвищу Американец — дядя Льва Толстого. Он учился в привилегированном Морском кадетском корпусе в Петербурге, а после школы поступил на службу в элитный Преображенский полк. Федор попал на шлюп «Надежда», совершивший первое русское кругосветное плавание под командованием капитана Ивана Крузенштерна в 1803—1806 годах. Как он там оказался — загадка.
Марья Каменская, дочь его двоюродного брата, писала, что и здесь не обошлось без ловкости и предприимчивости Федора Ивановича. Якобы он выдал себя за своего двоюродного брата-тезку, который числился в составе экипажа, но сам отправляться в кругосветку не хотел. Факт остается фактом: в августе 1803 года из Кронштадта стартовала первая русская кругосветная экспедиция с графом Толстым на борту. Про его похождения на шлюпе «Надежда» интересно рассказывает Олег Хафизов в книге «Дикий Американец».
— Как реагируют люди, когда узнают, что ты Толстой?
— Люди смотрят на меня и, наверное, хотят найти что-то особенное, рассматривают как-то подробнее. Но для меня это никогда не имело значения. Лучшая компания для меня — та, где не думают, что я Толстой. Я же просто родственник известного человека и хочу, чтобы меня знали за дело, которым занимаюсь я.

Но, конечно, интересно быть праправнуком Льва Толстого — у нас очень большая семья по всему миру, постоянно проходят большие мероприятия, связанные с сохранением наследия. И, безусловно, фамилия обязывает ей соответствовать. Нужно думать о поступках и их последствиях.
Интервью: Александр Коткин

Если вам понравился наш материал, расскажите о нем друзьям ✌