участники сообщества «Сила ветра» о преодолении морской болезни
участники сообщества
«Сила ветра» о преодолении
морской болезни
Насколько на самом деле страшна морская болезнь и можно ли ее как-то предотвратить? Что делать, если укачивает даже в машине? Эти и другие вопросы мы задали людям, которые продолжают ходить на парусные тренировки в Орешке или отправляются в путешествие на яхте в Испании, несмотря на морскую болезнь.
Морская болезнь с точки зрения науки
Морская болезнь или «укачивание», «качка» вызвана несоответствием зрительной информации, которую центральная нервная система получает от внутреннего уха (то есть от нашей вестибулярной системы) и от глаз, мышц спины и ног. Некоторые ученые утверждают, что наше тело способно адаптироваться к «качке», но на это требуется время, что подтверждают и наши герои: «Так паршиво, как в первый раз, больше не было. Хотя в первый день регаты меня все еще часто укачивает, потом все нормализуется», — рассказывает Аня Синицына, которая страдает от морской болезни и, несмотря на это, стала капитаном и продолжает регулярно ходить под парусом.
Как победить морскую болезнь
«Морскую болезнь вызывают у меня люди, а не море. Но, боюсь, наука еще не нашла лекарства от этого недуга», — как-то сказал Эйнштейн. Сейчас наука может предложить определенные средства борьбы с недугом. Современный рынок переполнен разнообразными способами противостояния с морской болезнью: от пластырей и таблеток до микстур и браслетов.
Ане помог японский пластырь от укачивания на основе скополамина: «Меня укачало в первую же минуту моего первого яхтинга. Мы только вышли с Мадейры на Канары. Был штиль — океан был, как зеркало. Ничто не предвещало беды. И тут я мгновенно позеленела, легла вдоль борта и свесила голову. К счастью, на яхте нашелся японский пластырь от укачивания на основе скополамина. Мне чуть полегчало и я спустилась подремать в каюту. Проснувшись, я вернулась обратно нормальным человеком».
Есть и другие способы облегчить себе путешествие под парусом и получить максимум удовольствия.
Коля Беловол, капитан из сообщества «Силы ветра», рассказывает, что его укачивало не только на яхте, но и в общественном транспорте: «Мое укачивание проходит этапами. В детстве со мной все было хорошо. Мы с родителями каждые выходные ездили на дачу, которая находилась в 350 км от Москвы, поэтому я привык к наземному транспорту и долгим переездам. Если я не читал книгу, то все проходило отлично, я чувствовал себя нормально. Когда мне исполнилось 18, я получил права и стал сам водить машину. С того момента меня сразу начало укачивать в автомобилях, если я не за рулем.
После окончания университета меня начало очень сильно укачивать во всем общественном транспорте, стоило мне залипнуть в телефон на 3−4 минуты. В тот момент я осознал: я именно тот человек, которого постоянно укачивает. Такой подлости от организма я не ожидал, ведь, всегда был с транспортом на ты.
В какой-то момент я начал ходить на тренировки в Орешку. Я переживал, что все повторится, несмотря на то, что волна там небольшая. Но, как оказалось, на яхте ты находишься в открытом пространстве и не нужно сосредотачиваться на мелких деталях, поэтому укачивает значительно меньше. В Орешке я начал замечать, что меня больше качает не во время тренировки, только после, когда возвращаешься домой и начинаются «вертолеты». Примерно год я привыкал к этим ощущениям».
Коля выработал для себя несколько правил, с помощью которых он справляется с «качкой»: не читать книги, не залипать в телефоне, не заходить в кают-компанию при переходе (когда яхта идет в открытом море из одного места в другое — прим. ред.). С течением времени он их дополнил: «Мы помчали в Италию, я был матросом. Все проходило хорошо, я себя отлично чувствовал и был счастлив, что меня не укачивает на море. К несчастью, на третий день выпало мое дежурство. Я пошел в камбуз готовить пасту болоньезе. Стоило мне закинуть фарш на сковородку (я до сих пор не уверен, что паста болоньезе готовится именно так) и вдохнуть запахи мяса, как подступила тошнота. Пришлось просить замену. Отходил я 4−5 часов до самой Корсики и еще где-то час на берегу. Теперь у меня появилось новое основное правило — не готовить в переходе!

Потом я получил права, а через год собрал свою команду и отправился в первый капитанский яхтинг с друзьями на Канарские острова. Многие опасались, что их будет укачивать, на что я отвечал: не переживайте, меня все равно больше всех укачивает. Все воспринимали это как шутку, пока меня единственного не укачало на пароме из Тенерифе на Гран-Канарию. Я переживал перед яхтингом, что достаточно опасно выходить в океан, когда капитана может в любой момент укачать.
Но Канары я хорошо пережил, первые дни пил драмину, потом уже без нее. Сейчас уже будет мой 7 яхтинг, с каждым разом я вижу прогресс своего организма. Даже уже начинаешь забывать, что когда-то эта проблема вставала достаточно остро».
Некоторым из наших ребят помогают таблетки «Драмина». Мару Агарунову тошнит даже при поездке в машине, поэтому она решила выпить «Драмину» в начале своего путешествия: «Я готовилась к худшему, когда собиралась в свою первую регату, но, на удивление, все прошло гладко: меня не укачивало, не тошнило. Единственное, я выпила таблетку и всю регату хотела спать. И все же это не мешало мне наслаждаться происходящим».
В противоборстве с морской болезнью важно понимать, что она есть практически у каждого в латентном виде, и каждый может с ней в какой-то момент столкнуться. Главное в данном случае — психологический настрой: «С самого начала я старалась отгонять идею того, что мне может быть плохо. То есть, кто-то это культивирует, начинает себя плохо чувствовать и решает: „Все, у меня морская болезнь, я больше не хочу ходить на яхте". Я, наоборот, поменьше обращаю на это внимание, так получается лучше справиться с укачиванием: когда тебе становится немножко плохо, ты просто фокусируегься на том, что происходит вокруг. Благо, вокруг много всего интересного: природа, море, горизонт. Ну и никто не отменял стандартного рома. Это тоже иногда хорошо помогает».
Большая осенняя регата
Вечеринки, гонки и солнце на Майорке
5 — 12 октября
Влияние окружающих факторов
По всей видимости, зависимость от региона, в котором проходит путешествие, минимальна. Иначе обстоит дело с лодкой, ведь те, на которых ходят ребята — небольшие. Как заметила Аня Синицына: «Зависимости от лодки я не наблюдала, но, думаю, на океанском лайнере укачивает ощутимо меньше.
Разницы в зависимости от региона я не заметила. Единственное, в каких-то регионах погода бывает хуже, чем в других. Что касается яхты то, да, наверное есть какая-то разница: бывают лодки маленькие, которые сильно болтаются, сильно качаются; а бывают — стабильные, большие, тяжелые, которые идут ровнее. Есть разница между лодкой и катамараном, которые по-разному себя ведут. Но здесь нет однозначного ответа, что лучше: кого-то укачивает больше на лодке, кого-то — на катамаране. Все очень индивидуально».
Есть разница между регатой и яхтенным переходом, когда ребятам приходится находиться в море гораздо дольше. Для кого это может стать тяжелым испытанием: «После своего первого путешествия, я подумала, что регата — это не совсем мой формат, — рассказывает Мара Агарунова, — мне хотелось чего-то более захватывающего, какого-то испытания в стиле Джека Лондона. И, на мой взгляд, яхтенный переход — это десять джеков лондонов из десяти.
Мне казалось, что это настоящее и серьезное испытание. И как только появилась такая возможность, я отправилась перегонять лодку из Франции в Грецию через Италию, через Мессинский пролив. И это был полный ад! Начиналось все очень хорошо, но через пару часов я поняла, что волны какие-то не такие, какие я встречала до этого. Меня начало сильно тошнить. Я спустилась вниз, хоть и знала, что делать этого нельзя, и легла, пролежав так еще два дня. Я не могла есть, не могла вообще ничего делать. В итоге, я не дошла до Греции, выбежав на сушу в Италии и начав от радости целовать землю».
ЯХТЕННЫЙ
ПЕРЕХОД —
ЭТО ДЕСЯТЬ
ДЖЕКОВ
ЛОНДОНОВ
ИЗ ДЕСЯТИ
На самочувствие команды очень сильно влияет погода. Чем хуже погода, тем страшнее волны, тем печальней чувствуют себя путешественники, о чем нам рассказывает капитан Света Кравченко: «В основном у нас хорошая погода и все проходит спокойно, но пару раз бывало действительно страшно. Например, на Канарах — там океан, совершенно другие волны, был достаточно сильный ветер. Тогда укачивало практически всю лодку и было действительно плохо.
Второй раз такой случилось, когда мы в шторм переходили Адриатику по пути из Хорватии в Италию: там были настоящие штормовые волны, штормовой ветер, всех сильно укачивало, но всем было настолько страшно, что никто не обращал внимание на морскую болезнь, а в первую очередь беспокоились выживут ли они, не накроет ли их волнами, не перевернется ли лодка (кстати, это невозможно). И это нам всем помогло».
Яхтинг несмотря ни на что
Морская болезнь — это необходимая издержка, которая покрывается огромным количеством плюсов: для кого-то, как для Мары, это возможность поучаствовать в приключении, похожем на те, о которых мы читали в детстве, и которые можно будет рассказать своим детям, внукам, правнукам: «Это было мечтой с детства. Мой папа тоже ходил в море на судне, это у нас семейное. И когда со мной случилось первое парусное путешествие — мне показалось, что это лучшее, что могло со мной произойти. Мне кажется, что это великие приключения, о которых я буду рассказывать своим внукам, попивая домашний лимонад на веранде. Все дело в том, что это какой-то бесконечный водоворот ярких эмоций и незабываемых впечатлений. Все отправляйтесь на яхтинг, это супер!»
Для кого-то парус — про азарт и соревновательный дух, когда ты забываешь обо всем, лишь бы победить в этой гонке. Так к этому относится Коля Беловол: «Любые трудности выглядят ничтожными, когда ты чувствуешь азарт гонок, накал страстей. Ведь в первую очередь парусный спорт — это спорт, где ты соревнуешься с другими и пытаешься победить».
Для кого-то, яхтинг — это великолепные виды и изумительные пейзажи, которые невозможно испортить таким мелким и временным недугом, как морская болезнь. Света Кравченко рассказывает: «Для меня морская болезнь — вообще не проблема. Это просто свойство моего организма, о котором я знаю и на которое я стараюсь не обращать внимание. Если я знаю, что будет плохая погода, то стараюсь пить какие-то таблетки, как-то заранее отвлекаться.
На регате происходит намного больше всего интересного, чем морская болезнь, что мне очень нравится: природа, волны, ветер, море. Все это для меня бóльшие плюсы, чем единственный минус в виде иногда наступающей морской болезни. Тем более, что это происходит не каждый раз и все действительно зависит от погоды. В большинстве случаев, она хорошая».

Мара Агарунова: «Хочется еще добавить кое-что важное: почему я продолжаю ходить в регаты. Да потому, что стоит только попробовать и обычный „морской отдых“ будет для вас навсегда потерян. Я живу у моря уже 9 месяцев и могу по пальцам посчитать, сколько раз ходила на пляж плавать — уже неинтересно. Не сравнить с открытым морем или с тем, как ты плывешь с ластами на соседнюю лодку к друзьям, чтобы отхватить кусочек тирамису, или как смеешься над туристами на Капри, стоя на якоре или как катаешься на кранцах, или несешь вахту. В общем, нечто совершенно иное. Once you go, you never come back».
Текст: Родион Карнеев
Обложка: Макс Авдеев
Фотографии: Валерий Белобеев, Андрей Кипятков, Макс Авдеев, Денис Щепинов

Если вам понравился наш материал, расскажите о нем друзьям ✌