Противоречивый документальный хит
СМОТРЕТЬ
«МОРСКОЙ ЗАГОВОР: ТАЙНА УСТОЙЧИВОГО РЫБОЛОВСТВА»
В марте этого года на Netflix вышел полуторачасовой фильм «Морской заговор», который быстро ворвался в топ-10 самых просматриваемых фильмов в мире на стриминговой платформе.
Как и большинство популярных проектов Netflix, «Морской заговор» не обошелся без скандалов, что, правда, ожидаемо от документалки, которая рассказывает о жестоком мире рыбной ловли и истреблении океанической жизни. Продюсером фильма стал Кип Андерсен — еще один документалист, чей «Скотозаговор» в 2014 году аналогичным образом шокировал мир, только на примере другой сферы.
Молодой режиссер-документалист из британского Кента Али Табризи всю жизнь грезил морскими путешествиями и вдохновлялся классическими героями (включая Жак-Ива Кусто). Свою первую киноработу он захотел посвятить как раз изучению водного мира, но проанализировав состояние океана, мечты и вдохновения быстро разбились о суровые и даже жестокие нравы человека.
С самого начала Табризи фиксирует хронику охоты на дельфинов загоном в японском Тайдзи, постепенно раскрывая проблему за проблемой в рыбной индустрии. Прилов (то есть неумышленная добыча рыбы и морских животных во время основного улова), загрязнение океана пластиковыми отходами, откровенно пугающие китобойные традиции на Фарерских островах — каждая ужасающая деталь тянет за собой другую. Общественные организации отказываются общаться с режиссером, а в какой-то момент за Табризи даже приезжает полиция.
Но согласившихся на интервью в фильме все же достаточно — например, легендарная ученая Сильвия Эрл и экоактивист Рик О’Бэрри, которые подробно раскрывают о своих миссиях по защите океана. Есть и те, кто высказывает на камеру очевидно противоречивые вещи — Дэвид Филлипс, директор института «Остров Земля» из Калифорнии, чья организация выдает продовольственным товарам бейджи о том, что ни один дельфин не пострадал при добыче, рассказывает при этом, что институт не может гарантировать жизнь дельфинов при выдаче бейджа.
В этом и есть основной конфликт «Морского заговора»: Табризи признает, что он — не ученый, но загружает в зрителя множество научной информации, которая не всегда соответствует действительности. Пожалуй, два тезиса из фильма вызывают наибольший шок во время просмотра: что 46 процентов «Мусорного континента» составляют рыболовные сети, а никак не пластиковые трубочки; и что к 2048 году мировой океан останется без какой-либо жизни. Оба утверждения опровергнуты за пределами фильма (в том числе, и самим автором исследования о 2048 году), но алармистские настроения Табризи можно понять, исходя из того, что ему удалось зафиксировать на камеру.

Текст: Илья Иноземцев

Фото: Netflix


Если вам понравился наш материал, расскажите о нем друзьям ✌

Если вам понравился материал, подпишитесь на нашу рассылку. Мы будем иногда присылать вам подборки самых интересных текстов, наших новых курсов и будущих путешествий