Clipper Race: Как я выиграл кругосветную гонку
Интервью с норвежскими мореплавателями
ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
ОНЛАЙН-ШКОЛА КАПИТАНОВ СИЛЫ ВЕТРА
Яхта вполне может быть не только комфортным транспортом, но и творческой лабораторией в Северном Ледовитом океане. За последние двадцать лет в Норвегию мигрировало огромное количество китов и косаток, что сразу привлекло в этот регион морских биологов. Мы пообщались с норвежцем Андреасом Хейде — капитаном исследовательской яхты Barba, который вместе с командой изучает поведение самых крупных животных на земле.
Я вырос на берегу океана. Когда я был ребенком, мы практически все время проводили у воды. Изучение океана началось со строительства плотов и продолжилось более крупными лодками по ходу того, как я взрослел. Парусник был следующей логичной ступенью. Яхта позволяет взаимодействовать с природой в каких-то совершенно неограниченных масштабах. На яхте Barba мы доходили до Гренландии и до 81 градуса льдов, окружающих Северный полюс.

Все началось, конечно же, с поиска приключений в юности. Мы много путешествовали по родной Норвегии и придумывали сотни способов бросить себе вызов. Это и до сих пор так, но теперь в нашей жизни больше сотрудничества с учеными и природоохранными организациями. В текущем научном проекте мы изучаем жизнь китов в арктической Норвегии на яхте Barba и снимаем обо всем этом документальный фильм.

Все началось, конечно же, с поиска приключений в юности. Мы много путешествовали по родной Норвегии и придумывали сотни способов бросить себе вызов. Это и до сих пор так, но теперь в нашей жизни больше сотрудничества с учеными и природоохранными организациями. В текущем научном проекте мы изучаем жизнь китов в арктической Норвегии на яхте Barba и снимаем обо всем этом документальный фильм.

Нас подпитывает страсть к приключениям и природе. И мы не перестаем мечтать и строить планы на будущее. Например, однажды я хочу отправиться в русскую Арктику. Кстати, у Норвегии и России очень интересная история морских взаимоотношений, мы вели торговлю еще во времена викингов. А один из основателей военно-морского флота России — Корнелиус Крюйс — родом из моего родного Ставангера.

В экспедициях мы сотрудничаем с учеными и профессиональными моряками, путешественниками и фотографами. Иногда с нами выходят спонсоры, чтобы увидеть китов. А летом мы катаем туристов, журналистов и друзей в районе Ставангера.
Яхта Barba в Лисефьорде, Ставангер, Норвегия.
Фото: Терри Вэрд
Нашей первой настоящей экспедицией стало путешествие в Гренландию в 2010 году. В то время мы не слишком много знали о хождении под парусом, еще меньше — о погодных условиях в Арктике. У нас было немного причудливого оборудования и компьютер с электронными картами и usb антенной. Нас было пятеро на 37-футовой лодке.

Что я извлек из той поездки: чем более серьезный вызов себе бросаешь, тем большему учишься. Мы многое для себя открыли. Даже лед был непривычным. Якорь нужен был очень маленький, чтобы избежать айсбергов, плюс надо было учитывать погоду.

Если не считать лед и плохие карты, пейзаж фьордов на восточном побережье Гренландии очень похож на Норвегию.

Пожалуй, самым сложным оказалось взаимодействие в команде. Если вы отправляетесь в серьезную научную экспедицию, убедитесь, что все члены экипажа понимают конечные цели исследования. Очень важно перед каждой экспедицией обсуждать, чего вы хотите достичь и как вы это сделаете. Более того, необходимо договориться, что требуется от каждого члена команды и какие у кого обязанности. В идеале прописать это на бумаге — это поможет разрешить противоречия в сложной ситуации.

Для дальних путешествий есть очевидные необходимые вещи: запасные элементы для ремонта судна, устройства безопасности и снаряжение, которое имеют решающее значение для любого открытого морского перехода.


Примерно так выглядит яхтинг в Арктике.
Фото: Курт Арриго
Яхтинг в –20°C. Фото: Андреас Хейде

…Я купил яхту Barba в 2012 году в Портсмуте (это в Англии), к тому моменту она уже была чартерной лодкой семь лет. До этого у меня была точно такая же лодка из той же самой компании, мы приобрели ее с другом в 2009. Модель называется Jeanneau Sun Fast 37. Когда я переезжал в другой город, мы договорились продать лодку. Это была очень хорошая лодка для своих денег, я был ей полностью доволен, поэтому в 2012 решил приобрести ту же модель. Она стоит разумных денег, построена на совесть, имеет спортивное парусное вооружение и свинцовый киль.

Основываясь на прошлом опыте я стал улучшать Barba. О ней хорошо заботились в чартерной компании, все части были отремонтированы или заменены на новые. Тем не менее, она претерпела ряд преобразований, например, мы установили обогреватель webasto, новый двигатель, якорную лебедку, а также заменили паруса и укрепили буровую установку. Сейчас я очень доволен Barba, но для этого потребовалось много работы.
Во льдах у Северного Полюса, 81° северной широты.
Фото: Дэниэл Хуг

Для меня величайшей вдохновляющей фигурой всегда был пионер океана Жак Ив Кусто. Энтузиазм, с которым он изучал океан, и наследие, которое он оставил, потрясают. Еще у нас есть норвежец Фритьоф Нансен, который не только исследовал Арктику, но был выдающимся ученым и филантропом. Я чувствую некоторую связь с викингами — они были настоящими инженерами: соорудили мореходные суда с мелкой осадкой, чтобы можно было спокойно проходить над камнями и близко к берегу по Северной Атлантике и торговать с ненцами. Их следы до сих пор видны как в языке, так и в дизайне кораблей, которые ходят вдоль норвежского побережья.

Мне интересны места, куда трудно добраться другими видами транспорта, поэтому предпочитаю разные удаленные края. Добраться до русской Арктики через Белое море из Санкт-Петербурга — моя мечта уже долгое время. Кроме того, кругосветное плавание до Южной Америки было бы очень классным, и, конечно, Антарктида. Хотя по мне полярные медведи и моржи на севере круче, чем пингвины и морские львы.

Теплые места я берегу для пенсии и рассматриваю их исключительно как отпуск. Юг создан не для таких парусных экспедиций, как те, куда мы отправляемся. Я наслаждаюсь уединением и вызовами, которые бросает север. Возможно, мне захочется уплыть куда-то в тепло, но это будет через много-много лет.

Что до моих любимых мест в Норвегии — это края вблизи моего родного Ставангера и немного за его пределами. Я хорошо знаю эти места и могу полностью расслабиться, а еще здесь хороший микс видов внешнего архипелага и фьордов.
Укрыться от поморника. Ян-Майен, Норвегия.
Фото: Андреас Хейде
Косатки в черном облаке из сельди, регион Тромсе, Норвегия
Фото: Дэвид Гонзалес
Первый совет — важно иметь хорошее понимание навигации и хороший картплоттер с цифровыми картами. Побережье — это минное поле с тысячей подводных скал, которые легко положат конец путешествию. Вы можете купить официальные за 20 евро для бесплатного программного обеспечения OpenCPN, которое я сам использую для планирования. Еще я использую Google Earth вместе с цифровыми картами, чтобы найти привязки к ветру. Для более точного прогноза погоды смотрю норвежские карты на Yr. no в сочетании с GFS предсказаниями в приложении Windy.

Если выбирать, куда пойти, я бы пропустил восточную Норвегию — плоская, переполненная и скучная. Не слишком полагайтесь на путеводители. Регион Ставангера мой любимый, а еще участок от Броннойсунда в центральной Норвегии до Хаммерфеста в Северной Норвегии.

Особенность северного яхтинга — это первозданная природа в небольшой компании с отличной рыбалкой.

Если вы относитесь к природе и океану с уважением, то они ответят вам взаимностью.


У ледников Аустфонна в Свальбарде, Норвегия.
Фото: Дэниэл Хуг
Школа капитанов теперь онлайн
Занятия нашей школы капитанов теперь тоже будут проходить онлайн. В новом формате лекции будут длиннее, а времени на вопросы преподавателю — больше. Неважно, в каком вы городе, начинайте погружаться в парусную культуру уже сейчас
В наших северных экспедициях не обходилось без сложных ситуаций. На Шпицбергене мы были заперты льдами в течение нескольких часов. Корпус из стекловолокна был не слишком этим доволен и начал издавать какие-то звуки, когда мы пытались пробить себе путь.

В другой раз у нас соскользнул якорь, когда мы искали ночью китов. Яхта зацепилась за камень килем, ветер толкал ее к берегу. Был отлив, еще полтора метра, и мы бы потеряли лодку. Мы быстро надели гидрокостюмы, нырнули в воду и начали руками подталкивать лодку в правильном направлении. Проглотили в процессе много соленой воды, зато вышли из ситуации.
Как-то раз к нам приплыл полярный медведь и минут 15 пытался попасть на борт, чтобы позавтракать. К счастью, «завтрак» уже проснулся и успел отогнать его.


Яхта Barba на якоре. Арктическая Норвегия.
Фото: Андреас Хейде

Знание, куда плыть, чтобы увидеть китов и косаток — это комбинация понимания природных явлений, общение с рыбаками и учеными, плюс пара хороших глаз в биноклях. Если вы видите большое количество чаек, агрессивно летающих над поверхностью воды — пришло время надевать гидрокостюм.

Увидеть косатку или кита в естественной среде обитания — необыкновенно. Первые ощущения я испытал, когда нырнул в воду, чтобы рассмотреть их лучше.

Я очень любопытен, а киты — одни из самых зрелищных животных в океане.

За все наши экспедиции я понял, что косаток очень трудно изучать. Они проводят большую часть своего времени на глубине и очень мобильны. Мне кажется, главным нашим открытием является потрясение от того, насколько они развиты и сложны.

Косатки едят сельдь и выплевывают голову и хвост — очень мило для млекопитающего длиной 7 метров и весом в 6 тонн.

Они охотятся на разных животных, и для этого придумали себе разные стратегии охоты. У них есть свой язык, и они живут семейными группами, которые могут содержать 3−4 поколения, то есть бабушек и внуков. Список бесконечен. Наблюдая косаток в течение трех лет, я пришел к выводу, что эти животные не должны содержаться в неволе.
Стая косаток, регион Тромсе, Норвегия.
Фото: Андреас Хейде
Текст: Екатерина Тришина
Если вам понравился материал, подпишитесь на нашу рассылку. Мы будем иногда присылать вам подборки самых интересных текстов, наших новых курсов и будущих путешествий
Яхта вполне может быть не только комфортным транспортом, но и творческой лабораторией в Северном Ледовитом океане. За последние двадцать лет в Норвегию мигрировало огромное количество китов и косаток, что сразу привлекло в этот регион морских биологов. Мы пообщались с норвежцем Андреасом Хейде — капитаном исследовательской яхты Barba, который вместе с командой изучает поведение самых крупных животных на земле.
Я вырос на берегу океана. Когда я был ребенком, мы практически все время проводили у воды. Изучение океана началось со строительства плотов и продолжилось более крупными лодками по ходу того, как я взрослел. Парусник был следующей логичной ступенью. Яхта позволяет взаимодействовать с природой в каких-то совершенно неограниченных масштабах. На яхте Barba мы доходили до Гренландии и до 81 градуса льдов, окружающих Северный полюс.
Все началось, конечно же, с поиска приключений в юности. Мы много путешествовали по родной Норвегии и придумывали сотни способов бросить себе вызов. Это и до сих пор так, но теперь в нашей жизни больше сотрудничества с учеными и природоохранными организациями. В текущем научном проекте мы изучаем жизнь китов в арктической Норвегии на яхте Barba и снимаем обо всем этом документальный фильм.
Нас подпитывает страсть к приключениям и природе. И мы не перестаем мечтать и строить планы на будущее. Например, однажды я хочу отправиться в русскую Арктику. Кстати, у Норвегии и России очень интересная история морских взаимоотношений, мы вели торговлю еще во времена викингов. А один из основателей военно-морского флота России — Корнелиус Крюйс — родом из моего родного Ставангера.
В экспедициях мы сотрудничаем с учеными и профессиональными моряками, путешественниками и фотографами. Иногда с нами выходят спонсоры, чтобы увидеть китов. А летом мы катаем туристов, журналистов и друзей в районе Ставангера.
Нашей первой настоящей экспедицией стало путешествие в Гренландию в 2010 году. В то время мы не слишком много знали о хождении под парусом, еще меньше — о погодных условиях в Арктике. У нас было немного причудливого оборудования и компьютер с электронными картами и usb антенной. Нас было пятеро на 37-футовой лодке.
Что я извлек из той поездки: чем более серьезный вызов себе бросаешь, тем большему учишься. Мы многое для себя открыли. Даже лед был непривычным. Якорь нужен был очень маленький, чтобы избежать айсбергов, плюс надо было учитывать погоду.
Если не считать лед и плохие карты, пейзаж фьордов на восточном побережье Гренландии очень похож на Норвегию.
Пожалуй, самым сложным оказалось взаимодействие в команде. Если вы отправляетесь в серьезную научную экспедицию, убедитесь, что все члены экипажа понимают конечные цели исследования. Очень важно перед каждой экспедицией обсуждать, чего вы хотите достичь и как вы это сделаете. Более того, необходимо договориться, что требуется от каждого члена команды и какие у кого обязанности. В идеале прописать это на бумаге — это поможет разрешить противоречия в сложной ситуации.
Для дальних путешествий есть очевидные необходимые вещи: запасные элементы для ремонта судна, устройства безопасности и снаряжение, которое имеют решающее значение для любого открытого морского перехода.
Я купил яхту Barba в 2012 году в Портсмуте (это в Англии), к тому моменту она уже была чартерной лодкой семь лет. До этого у меня была точно такая же лодка из той же самой компании, мы приобрели ее с другом в 2009. Модель называется Jeanneau Sun Fast 37. Когда я переезжал в другой город, мы договорились продать лодку. Это была очень хорошая лодка для своих денег, я был ей полностью доволен, поэтому в 2012 решил приобрести ту же модель. Она стоит разумных денег, построена на совесть, имеет спортивное парусное вооружение и свинцовый киль.
Основываясь на прошлом опыте я стал улучшать Barba. О ней хорошо заботились в чартерной компании, все части были отремонтированы или заменены на новые. Тем не менее, она претерпела ряд преобразований, например, мы установили обогреватель webasto, новый двигатель, якорную лебедку, а также заменили паруса и укрепили буровую установку. Сейчас я очень доволен Barba, но для этого потребовалось много работы.
Для меня величайшей вдохновляющей фигурой всегда был пионер океана Жак Ив Кусто. Энтузиазм, с которым он изучал океан, и наследие, которое он оставил, потрясают. Еще у нас есть норвежец Фритьоф Нансен, который не только исследовал Арктику, но был выдающимся ученым и филантропом. Я чувствую некоторую связь с викингами — они были настоящими инженерами: соорудили мореходные суда с мелкой осадкой, чтобы можно было спокойно проходить над камнями и близко к берегу по Северной Атлантике и торговать с ненцами. Их следы до сих пор видны как в языке, так и в дизайне кораблей, которые ходят вдоль норвежского побережья.
Мне интересны места, куда трудно добраться другими видами транспорта, поэтому предпочитаю разные удаленные края. Добраться до русской Арктики через Белое море из Санкт-Петербурга — моя мечта уже долгое время. Кроме того, кругосветное плавание до Южной Америки было бы очень классным, и, конечно, Антарктида. Хотя по мне полярные медведи и моржи на севере круче, чем пингвины и морские львы.
Теплые места я берегу для пенсии и рассматриваю их исключительно как отпуск. Юг создан не для таких парусных экспедиций, как те, куда мы отправляемся. Я наслаждаюсь уединением и вызовами, которые бросает север. Возможно, мне захочется уплыть куда-то в тепло, но это будет через много-много лет.
Что до моих любимых мест в Норвегии — это края вблизи моего родного Ставангера и немного за его пределами. Я хорошо знаю эти места и могу полностью расслабиться, а еще здесь хороший микс видов внешнего архипелага и фьордов.
Первый совет — важно иметь хорошее понимание навигации и хороший картплоттер с цифровыми картами. Побережье — это минное поле с тысячей подводных скал, которые легко положат конец путешествию. Вы можете купить официальные за 20 евро для бесплатного программного обеспечения OpenCPN, которое я сам использую для планирования. Еще я использую Google Earth вместе с цифровыми картами, чтобы найти привязки к ветру. Для более точного прогноза погоды смотрю норвежские карты на Yr. no в сочетании с GFS предсказаниями в приложении Windy.
Если выбирать, куда пойти, я бы пропустил восточную Норвегию — плоская, переполненная и скучная. Не слишком полагайтесь на путеводители. Регион Ставангера мой любимый, а еще участок от Броннойсунда в центральной Норвегии до Хаммерфеста в Северной Норвегии.
Особенность северного яхтинга — это первозданная природа в небольшой компании с отличной рыбалкой.
Если вы относитесь к природе и океану с уважением, то они ответят вам взаимностью.
Школа капитанов теперь онлайн
Занятия нашей школы капитанов теперь тоже будут проходить онлайн. В новом формате лекции будут длиннее, а времени на вопросы преподавателю — больше. Неважно, в каком вы городе, начинайте погружаться в парусную культуру уже сейчас
В наших северных экспедициях не обходилось без сложных ситуаций. На Шпицбергене мы были заперты льдами в течение нескольких часов. Корпус из стекловолокна был не слишком этим доволен и начал издавать какие-то звуки, когда мы пытались пробить себе путь.
В другой раз у нас соскользнул якорь, когда мы искали ночью китов. Яхта зацепилась за камень килем, ветер толкал ее к берегу. Был отлив, еще полтора метра, и мы бы потеряли лодку. Мы быстро надели гидрокостюмы, нырнули в воду и начали руками подталкивать лодку в правильном направлении. Проглотили в процессе много соленой воды, зато вышли из ситуации.
Как-то раз к нам приплыл полярный медведь и минут 15 пытался попасть на борт, чтобы позавтракать. К счастью, «завтрак» уже проснулся и успел отогнать его.
Знание, куда плыть, чтобы увидеть китов и косаток — это комбинация понимания природных явлений, общение с рыбаками и учеными, плюс пара хороших глаз в биноклях. Если вы видите большое количество чаек, агрессивно летающих над поверхностью воды — пришло время надевать гидрокостюм.
Увидеть косатку или кита в естественной среде обитания — необыкновенно. Первые ощущения я испытал, когда нырнул в воду, чтобы рассмотреть их лучше.
Я очень любопытен, а киты — одни из самых зрелищных животных в океане.
За все наши экспедиции я понял, что косаток очень трудно изучать. Они проводят большую часть своего времени на глубине и очень мобильны. Мне кажется, главным нашим открытием является потрясение от того, насколько они развиты и сложны.
Косатки едят сельдь и выплевывают голову и хвост — очень мило для млекопитающего длиной 7 метров и весом в 6 тонн.
Они охотятся на разных животных, и для этого придумали себе разные стратегии охоты. У них есть свой язык, и они живут семейными группами, которые могут содержать 3−4 поколения, то есть бабушек и внуков. Список бесконечен. Наблюдая косаток в течение трех лет, я пришел к выводу, что эти животные не должны содержаться в неволе.
Текст: Екатерина Тришина
Фотографии: Терри Вэрд, Курт Арриго, Андреас Хейде, Дэниэл Хуг, Дэвид Гонзалес
Если вам понравился материал, подпишитесь на нашу рассылку. Мы будем иногда присылать вам подборки самых интересных текстов, наших новых курсов и будущих путешествий