ОНЛАЙН-ШКОЛА КАПИТАНОВ СИЛЫ ВЕТРА
Парусная лодка, двое безумцев и 300 км пустыни


ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
ОНЛАЙН-ШКОЛА КАПИТАНОВ СИЛЫ ВЕТРА
Фалкон Райли ходил на яхте, как он говорит, с самого рождения — вместе с родителями он путешествовал по миру и не покидал лодку даже для того, чтобы получить образование — мать учила его школьной программе прямо на борту яхты.
Несколько лет назад он путешествовал на яхте по островам Тихого океана и встретил художницу Эмбер Ворд. Вместе они решились совершить то, чего еще никто в мире не делал: построить сухопутную яхту и отправиться в автономное путешествие по степям Монголии. Редакция «Силы ветра» поговорила с искателями приключений и узнала, что у них получилось.
Фалкон
Пару лет назад я купил парусную лодку в Калифорнии и 18 месяцев путешествовал по разным островам Тихого океана. Когда долго ходишь один на яхте, есть много времени подумать, и одной из идей в моей голове было отправиться в Монголию.
Когда едешь в такую страну, то не хочется сидеть на месте. Так что я обдумывал разные способы, как передвигаться по Монголии. Возможно, я буду идти с рюкзаком или куплю себе лошадь? Или возьму в аренду мотоцикл, попробую автостоп, а, может, отправлюсь на надувном шаре? И тут я подумал, почему бы не попробовать пройти Монголию под парусом? Эта маленькая идея разрослась у меня в голове, и я обдумывал ее где-то месяц перед тем, как приплыть в Гуам, где я встретил Эмбер.
Эмбер
У меня совсем не было опыта в яхтинге, но я много путешествовала. Еще девочкой я путешествовала в Германии, потом с 16 лет жила в Таиланде. Я всегда очень хотела в поехать Монголию, но никогда особо не думала о причинах. Когда встретила Фалкона, то поняла, что у нас много общего в подходе к путешествиям: нам не нравится все узнавать заранее и планировать. Это позволяет оставаться максимально открытым к тому опыту, который ждет тебя на месте.
Люди, которые знают меня большую часть жизни, всегда считали меня немного сумасшедшей: если в мире возникало что-то новое и интересное, то я тут же хотела это попробовать. Идея Фалкона запала мне в душу: проехать по Монголии на сухопутной яхте — такого же никто еще не делал. Так что я сразу же согласилась, когда он предложил, хотя мы только познакомились.
Я знала о его яхтенном опыте, а еще я быстро поняла, что Фалкон — один из тех людей, которые быстро разруливают все проблемы, с ним очень легко. Мы с ним много говорили о предстоящем путешествии и решили, что, даже если у нас ничего не выйдет, это в первую очередь станет приключением.
Фалкон
Из Гуама я где-то на месяц отправился к родителям, помогал чинить их яхту. Каждый день я приходил к отцу и рассказывал очередную новую идею о том, как будет устроена моя сухопутная лодка с парусом. Я пытался найти какие-то идеи в интернете, в основном находилось что-то вроде Blocart — такой маленькой наземной яхты на колесах. Но это чистое развлечение.
Были какие-то ребята, которые пересекли на этих штуках пустыню Гоби в Монголии, но всю еду и экипировку за них везли грузовики. Это выглядело круто, но мне не нравилась идея, что мои вещи и еду будет кто-то везти. Так что я решил придумать свою наземную яхту. Большинство идей, которые я предлагал отцу, были совершенно идиотскими, но одна выжила.
У лодки, которую я придумал, не было металлического каркаса. Это был ящик из фанеры с тремя колесами. Металл очень тяжелый, а легкость конструкции была одним из основных параметров дизайна. Значит, коробка должна была быть очень прочной, чтобы выдержать вес всех вещей и продуктов, запас воды и нас самих. Это оказалось сложно, плюс внутреннюю часть яхты нельзя было укрепить диагональными балками, потому что мы хотели, чтобы было большое свободное пространство.
Отец предложил мне взять запасной якорь от своего динги (тузика) — чтобы мы могли выкинуть его и остановиться, например, чтобы спокойно поспать ночью. Я посмеялся и, конечно, не взял якорь. В итоге в Монголии было так ветрено, что нам пришлось подкладывать камни под колеса, чтобы нас не сносило.
Однажды была очень ветреная ночь, мы спали и вдруг услышали лай пса, который какое-то время шел за нами. Он все лаял и лаял, я высунул руку, чтобы помахать псу и дать понять, что все нормально. Но моя рука уткнулась во что-то большое и волосатое — это были две лошади, которые нашли единственное убежище от ветра — нашу лодку. Они так и простояли с нами, пока ветер не стих, и иногда терлись шеей о борт, видимо, хотели подружиться с «Моби».
Вообще, мы не сильно готовились к путешествию. Весь смысл был в импровизации. Я взял с собой материал для паруса и немного веревок, и все. Лодку мы построили уже там, в Монголии. Довольно много времени ушло на понимание основ языка и общение с людьми. Мы пытались объяснить местным, что нам было нужно, на смеси английского, монгольского, жестов и рисунков на земле. В итоге нам пришлось сделать картонную модель лодки с колесами на зубочистках.
Эмбер
Фалкон нашел старые бумажные карты Монголии, они были на русском, но я учила русский в школе, так что могла что-то прочитать. Эти карты нам очень помогли. Для идеи сухопутного яхтинга идеально подходила степь Мелен на юго-востоке Монголии — это очень ровная поверхность, где много ветра и диких животных — волков и других. Ветер в Монголии по большей части дует с запада или с севера, что облегчало нашу задачу отправиться на юго-восток страны.
Надо сказать, что само производство нашей яхты «Моби» — которая была больше похожа на телегу — заняло всего 3 дня, а вот на сбор и поиск материалов ушло 10 дней. Было очень сложно найти, скажем, фанеру — потому что сначала надо было понять, как фанера будет по-монгольски. И так со всеми материалами и инструментами. А были еще языковые путаницы, например, screwdriver монголы произносят как русское слово «отвертка». Так что, самое сложное было объясниться.
Фалкон
У нас не было никаких инструментов для постройки лодки, был только мой микроскопический ручной шуруповерт. Когда мы показывали его местным, они здорово удивлялись, что эта штука вообще работает. Мы искали не только материалы, но и место, где можно построить лодку — где есть пила, где можно резать большие куски дерева.
В Монголии совсем другое отношение к дереву, поскольку почти ничего не растет. Дерево там, например, не жгут ни в коем случае, а всегда используют для строительства или в хозяйстве. Но в Улан-Баторе есть несколько строительных развалов, где можно найти древесные материалы из России или Китая. На все материалы и производство у нас ушло около 200 долларов, включая огромный кусок толстого поролона, которым мы застелили дно «Моби». Это была самая комфортная кровать, на которой мы когда-либо спали.
Наше путешествие вместе с Эмбер продлилось 25 дней, и мы не останавливались ни в одном городе за это время. Потом Эмбер продолжила свое путешествие по Монголии уже своим ходом, а я отрезал от лодки половину и продолжил поход под парусом. Мне надо было сделать лодку легче, чтобы мог один ее толкать. Я больше не мог переночевать в «Моби», но передвигаться стало быстрее. В итоге я еще 2 недели путешествовал на востоке Монголии самостоятельно. Вместе с Эмбер мы проехали около 150 километров, а потом я сам проехал еще столько же, то есть всего 300 километров.
Эмбер
Мы ехали так медленно, потому что постоянно встречали большое количество прекрасных людей. Конечно, наша сухопутная яхта привлекала много внимания. Кажется, в Монголии у всех есть бинокли, потому что люди замечали нас намного раньше, чем мы их. Они приезжали к нам на мотоцикле или на лошади и выглядели не слишком удивленными. То есть, им точно было интересно встретить нас, но не так уж и удивительно, это для меня загадка.
Мы объяснялись с ними на пальцах и перекидывались немногими монгольскими словами, которые знали. Нас постоянно звали на чай, были готовы приютить на две-три ночи. И так мы очень многое узнали о культуре монголов, их быте: как они хранят вещи и еду, как играют с детьми. Фалкон постоянно помогал семьям с домашним скотом. Это было такое глубокое погружение в монгольскую культуру. Если бы мы ехали на машине или мотоцикле, не думаю, что наш опыт был бы таким же.
Фалкон
Надо сказать, что мы не понимали, состоится ли вообще наша авантюра — вплоть до самого начала путешествия. Когда мы только достроили лодку и сложили все вещи, она оказалась настолько тяжелой, что промелькнула мысль: «Да у нас же ничего не получится. Зачем ставить парус, если мы не сможем идти по ветру?»
Чтобы начать путешествие, нужно было как-то выехать из города, причем, не своим ходом — у нас не было документов на «транспорт». Смешно, но у лодки-повозки должна быть лицензия, чтобы перемещаться по асфальтовым дорогам. Наш новый монгольский друг довез лодку в кузове и высадил нас на краю долины, откуда было легко стартовать.
И, вот, мы в 70 километрах от ближайшего города. Присобачили кое-как мачту, загрузили все внутрь и думаем, что пора бы уже проверить, сдвинем мы лодку или нет. В принципе мы были готовы просто пожить на этом самом месте пару недель, а потом оставить «Моби» и уйти обратно в город.
Эмбер
Но, все-таки, у нас получилось сдвинуться с места. Парус мы попробовали поднять только на третий день. Все дело в том, что первые два дня мы провели у местных. Стоило нам только начать путь, как мы встретили монголов, которые очень хотели, чтобы мы заехали к ним в гости. Они буквально дотолкали нас до своей юрты.
Фалкон берет во все свои путешествия летающую тарелку — фрисби. В Монголии никто из местных раньше не видел фрисби, и всем было очень интересно попробовать. И, кстати, у них отлично получалось, хотя фрисби не так легко бросить в первый раз. Именно так — через игру — мы и познакомились с первой семьей, которая нас приютила. Когда мы отправились дальше, поднялся сильный ветер, и мы решили, что пора испытать парус. Испытание продлилось минуту.
Фалкон
Парус был 5,5 метров в длину — на метр длиннее, чем мачта. Мы привязали верхний кусок паруса к топу бруса-мачты, а внизу прибрали парус, чтобы он не мешался. Когда подняли его, то осознали, что находимся за горой, и из-за этого нас периодически накрывали резкие порывы ветра — иногда сильные, иногда не очень.
Мы поднимаем парус — встречаем порыв ветра, и все начинает хлопать и греметь, веревки прыгают, как сумасшедшие, я пытаюсь продеть трос в старое отверстие от винта в мачте, начинается хаос. Лодка, при этом, стоит на месте. Это могла бы быть отличная пантомима.
Эмбер
Тут же мимо нас проходит семья местных. У нас была маленькая традиция: всем, кто подходит к лодке, мы предлагали написать маркером на борту свое имя, чтобы запомнить всех, с кем мы встретились. Еще мы всем давали конфеты, у нас было с собой 60 килограмм конфет. В Улан-Баторе мы остановились по коучсерфингу, и наш сосед сказал нам: «В Монголии все счастливы, если счастливы дети».
Фалкон
Было забавно, что эта семья застала нас во время борьбы с мачтой и парусом — они пообщались немного с нами, взяли конфет и поскорее ушли от нашей лодки, чтобы не быть участниками катастрофы, потому что со стороны это выглядело именно так.
В конце концов нам удалось поставить мачту и парус, и внезапно появилось столько силы в парусе, что мы полетели на нашей яхте с огромной скоростью. Остановиться было почти невозможно — тогда мы еще не успели придумать, как скручивать парус.
Школа капитанов теперь онлайн
Занятия нашей школы капитанов теперь тоже будут проходить онлайн. В новом формате лекции будут длиннее, а времени на вопросы преподавателю — больше. Неважно, в каком вы городе, начинайте погружаться в парусную культуру уже сейчас
Мы едем и видим впереди какую-то дыру в земле — что-то вроде большого кратера несколько метров глубиной. Ветер тащит нас в этот кратер, мы ныряем, потом поднимаемся из него и въезжаем на местную грунтовую дорогу с кучей колдобин от грузовиков. От каждой колдобины лодку сильно ударяет, и в этот момент мы слышим страшный скрежет — это сломалась мачта. Эмбер тут же улетела вперед — она в этот момент держала руками мачту, а о ремнях безопасности мы не подумали. Ничего серьезного, это было даже забавно.
Парус изначально был длиннее мачты, но его боковая сторона была покороче. Когда мачта сломалась, короткая сторона паруса идеально совпала с длиной того бруса, который у нас остался. На фотографии вы заметите, что парус выглядит странно — как раз потому что он повернут набок. А еще с такой конструкцией получилось удобно рифить парус при сильном ветре, убирать часть паруса. Сама мачта сломалась в нескольких местах, их мы заделали скотчем. Брус закрывал парус, и потом мы часто смотрели на него и гадали, когда же мачта снова упадет.
Теперь, кажется, пришло время рассказать, как мы тормозили. Когда мы еще были в Улан-Баторе, то подружились с классным парнем, который помог нам найти материалы для постройки лодки примерно за день — все, что мы пытались сделать за неделю. Кстати, он не верил, что мы сможем куда-то доехать на этой лодке. И вот он привел нас в место, где мы купили колеса. По конструкции они похожи на большие колеса от садовой тачки, но с тормозами, как у самоката — металлическое крыло прижимает колесо и останавливает его. Тормоза были очень тяжелыми, и я не хотел их брать. Мне все говорили: «А что ты будешь делать на обрыве?»
Эмбер
Да, в тот момент Фалкон рассказывал мне, как будет тормозить ногами. Так делают мальчишки в Кении, они катаются на велосипедах без тормозов — делают себе сандалии из резины и тормозят ногой, когда хотят остановиться. Наш друг рассказывал нам про место старта и ужасался. Там была долина с очень пологим спуском — все время вниз. Он хватался за голову и не понимал, как мы собираемся спуститься без тормозов.
Фалкон
Мы поняли, что спуск надо преодолевать, как на лыжах. Если ехать прямо вниз — будешь быстро набирать скорость, но если ехать вниз под углом, то едешь медленнее. Это как лавировка, только вниз по холму. Мы так и делали все время. Ладно, на самом деле у нас были тормоза, но мы ими почти не пользовались.
Приходилось тормозить, только когда мы оказывались на плоском месте, и ветер сильно дул, а надо было остановиться. Тогда-то мы и использовали наши деревянные тормоза. По сути это был рычаг: тянешь за веревку и прижимаешь деревяшку к колесу. На деревяшку мы приклеили кусок старой резины, чтобы не так сильно стирать покрышки. Примерно то же, что и на самокате, только надо тянуть за веревку. Эта веревка связывала оба колеса, то есть мы тормозили двумя задними колесами одновременно. Единственная сложность была в том, что нужно было вылезти из уютной кают-компании, чтобы затормозить. Иногда было лень вылезать из лодки и подниматься с удобного матраса, что мы просто ехали вперед и не тормозили.
Эмбер
Как нам показалось по наблюдениям, весной в Монголии самые сильные ветры дуют с запада и с севера. Они дули очень сильно по несколько дней, с земли поднималось много пыли и песка. Ночью не было видно звезд, а днем ты ощущал себя как будто в центре песчаной бури. А потом через пару дней ветер стихал и начинал дуть в противоположном направлении.
Через день все повторялось. Так получилось, что каждый раз, когда нам надо было в какое-то другое направление, ветер брал и поворачивал по нужному курсу. Когда он стихал, мы останавливались, встречали местных, отправлялись к ним в гости и всячески отдыхали. Ветер начинал дуть по расписанию, мы знали, что он поднимется в 11-12 утра, а до этого у нас есть время.
Фалкон
Самая большая скорость, которая у нас была — 50 км/ч. На такой скорости мы могли заехать вверх по холму со всем нашим грузом под одним только парусом. Это было очень захватывающе каждый раз. Это же невозможно, это против законов гравитации, мы бросаем вызов физике! Максимальная скорость ветра была где-то 40 узлов. С нашим парусом, поднятым только на пятую часть, мы спокойно ехали 25 км/ч.
А если ветра не было, то, конечно, приходилось толкать лодку вперед. Но иногда мы сидели внутри нашего «Моби», было так хорошо, что, даже если ветер успокаивался, мы не вылезали из лодки. Через какое-то время ветер снова поднимался, подхватывал парус, и наша яхта приходила в движение.
Эмбер
Что в Монголии прекрасно — так это огромное количество свободного пространства, где можно в любой момент остановиться, приготовить еду или переночевать и двинуться дальше. Иногда мы останавливались у местных, которые приглашали нас в гости на день-два. Чаще всего они очень хотели, чтобы мы погостили и переночевали у них, хотя мы бы предпочли свой удобный матрас в лодке. Но людям там просто невозможно отказать. Где-то половину всех ночей мы спали в яхте посреди степи.
Фалкон
Это путешествие очень повлияло на меня в каком-то человеческом и философском плане. Я понял, насколько семья важна для человека, как много значит заботиться о детях или пожилых членах семьи — в Монголии именно так. И я имею в виду семью в широком значении — в том числе близких друзей. Важно не только помогать, но и вообще проводить больше времени с близкими. Меня поразило, насколько в Монголии сильна эта связь между людьми, как много времени они проводят друг с другом. Не знаю, как у них обстоит дело зимой, но летом, когда мы там были, монголы постоянно ездили друг к другу в гости, звали на чай друзей и родственников. Они очень общительные.
Эмбер
И очень добры к путешественникам. Монголы всегда угощали нас лучшей едой, которая у них была, обязательно давали нам на прощание что-то — сушеное мясо или угощения в виде сухого ферментированного творога (аарул). Одна женщина дала нам с собой масло, которая она делала 3 месяца.
Моя жизнь всегда была тесно связана с людьми, и общение много значит для меня. Это путешествие по Монголии дало мне много понимания о том, что ценно в людях, о связи между поколениями и между друзьями, а также о связи человека и природы. Например, я никогда не осознавала, каким сильным может быть ветер, как много в нем энергии.
Когда думаешь о Монголии, представляется, что это страна, где люди живут довольно уединенно в своих юртах, а между ними — огромные расстояния. Но на самом деле там кипит жизнь, люди много общаются, очень социальны.
Фалкон
В конце путешествия я оставил нашу лодку местным, объяснив им, как они могут использовать ее в хозяйстве — например, перевозить что-то, как на телеге — воду или кизяк (прессованный навоз, который используется как топливо). Хотя, возможно, мы вернемся туда через пару лет и увидим, что они сделали еще пять таких наземных лодок и устраивают сухопутные регаты.
Лендсейлинг или сухопутный яхтинг в чем-то похож на морской. Те же принципы работы с парусами и ветром. Если ветра нет — далеко не уйдешь. Отличие только в том, что, если ты хочешь зарифить парус и остановиться на чашку чая, то это очень просто сделать — скручиваешь парус, останавливаешься и можешь выйти из лодки, постоять на твердой земле. На яхте вокруг всегда вода, ты не можешь просто так сойти, и в этом есть свой кайф.
Текст: Варя Гурова
Фото: Фалкон Райли и Эмбер Ворд
Если вам понравился наш материал, расскажите о нем друзьям ✌
Если вам понравился материал, подпишитесь на нашу рассылку. Мы будем иногда присылать вам подборки самых интересных текстов, наших новых курсов и будущих путешествий