Что я буду делать, когда все закончится


Александр Драгони
Перед началом вынужденного отпуска я мог подумать, что мне будет сниться море, прибрежные города и друзья на яхте. Прошло три месяца с последней рабочей поездки, и ночью снится, как курьер отдал мои бургеры соседям.

Иногда я гоню от себя вопрос, попаду ли я еще когда-то на море. Он кажется мне паническим. Тогда я начинаю думать, каким будет этот первый раз после нескольких месяцев перерыва. Что будет важно в яхтенном походе, а что перестанет волновать? В чем будет радость жизни? Во всем? Или, как обычно, в мелочах?

Страна и место интересуют, но больше беспокоит, как я встречу яхту, узнаю ли я все ее части. С кормой или мачтой, уверен, все будет ок. А когда представитель чартерной компании станет объяснять, что для включения радара надо нажать «вот эти кнопки», я буду смотреть на них и на него удивленно или привычно? Может, и для него это будет первый раз после долгого сидения дома? Было бы хорошо. Тогда мы оба будем радостно гладить комингсы и лебедки, стучать друг друга по плечу и смеяться от вопросов, «в нормальном ли состоянии паруса» и «как будете вносить депозит». Это будут вопросы из прошлой жизни. Господи, зачем они нужны?! Вот же синее море, горизонт до неба и горы в дымке! И мы так рады, что можно босиком пройтись по горячей палубе. Или все же палуба будет осенней и мокрой, а мы будем прятаться под навесом?

Как я встречу свой экипаж? Что я им скажу? Я буду рад, что говорю им простые слова про спасательные жилеты и гальюны? Уверен, что да. Да, и для них это будет не скучное слушание! Может, даже мы не будем говорить про правила безопасности, а споем их или станцуем! Потом ведь надо сходить за продуктами. Надо же что-то есть на борту. Насколько радостно пойдут члены экипажа в магазин? Я же аккуратно расставлю всю обувь на понтоне рядами по цвету. За время карантина необходимость расставлять обувь по принадлежности к той или иной яхте отпадет.

Настанет время готовить лодку к путешествию, заправлять баки водой. Мы подключим шланг, но поскольку день будет жаркий, то мы увлечемся поливанием друг друга водой. Вскоре присоединятся экипажи других яхт и местные собаки. Потом мы захотим выйти в море, и я скажу: «Ну, пойдемте». Все скажут, конечно пойдемте, нам все равно, куда. Везде хорошо. К тому же пропуск оформлять не надо. Мне тоже будет все равно, но выбор придется сделать. Буду ли я в этом выборе прежним или уже новым? Если новым, то это каким?

Сейчас мне, чтобы получить удовольствие, достаточно выйти во двор. Радиус поездок на велосипеде — не больше трех километров. Может, на яхте нам будет достаточно выйти из марины и встать рядом на якорь? Почувствуем ли мы себя лучше и счастливее, если дойдем до самой дальней бухты, а там еще залезем на гору? Если нам будет хорошо от самого факта существования без разрешений и вне стен, то ресторан в самой дальней бухте нас не дождется.

В том ресторане, до которого мы все же дойдем, задержка в час никого не утомит. Повар за время карантина сноровку готовить сразу десять блюд мог потерять. Да и мы тоже — сноровку капризных посетителей. Еще уверен, все настолько хорошо освоят рецепты haut cuisine, что пойдут повару помочь. Кто больше налегал на домашний кросс-фит — сдвинут столы, и мы наконец откроем наши границы. На этот раз внутренние.
Капитан и инструктор школы Сила ветра
ОНЛАЙН-ШКОЛА КАПИТАНОВ СИЛЫ ВЕТРА
Что я буду делать, когда все закончится
ИНСТРУКЦИЯ
ОНЛАЙН-ШКОЛА КАПИТАНОВ СИЛЫ ВЕТРА
Александр Драгони
Капитан и инструктор школы Силы ветра
Перед началом вынужденного отпуска я мог подумать, что мне будет сниться море, прибрежные города и друзья на яхте. Прошло три месяца с последней рабочей поездки, и ночью сниться, как курьер отдал мои бургеры соседям.
Иногда я гоню от себя вопрос, попаду ли я еще когда-то на море. Он кажется мне паническим. Тогда я начинаю думать, каким будет этот первый раз после нескольких месяцев перерыва. Что будет важно в яхтенном походе, а что перестанет волновать? В чем будет радость жизни? Во всем? Или, как обычно, в мелочах?
Страна и место интересуют, но больше беспокоит, как я встречу яхту, узнаю ли я все ее части. С кормой или мачтой, уверен, все будет ок. А когда представитель чартерной компании станет объяснять, что для включения радара надо нажать «вот эти кнопки», я буду смотреть на них и на него удивленно или привычно? Может, и для него это будет первый раз после долго сидения дома? Было бы хорошо. Тогда мы оба будем радостно гладить комингсы и лебедки, стучать друг друга по плечу и смеяться от вопросов, «в нормальном ли состоянии паруса» и «как будете вносить депозит». Это будут вопросы из прошлой жизни. Господи, зачем они нужны?! Вот же синее море, горизонт до неба и горы в дымке! И мы так рады, что можно босиком пройтись по горячей палубе. Или все же палуба будет осенней и мокрой, а мы будем прятаться под навесом?
Как я встречу свой экипаж? Что я им скажу? Я буду рад, что говорю им простые слова про спасательные жилеты и гальюны? Уверен, что да. Да, и для них это будет не скучное слушание! Может, даже мы не будем говорить про правила безопасности, а споем их или станцуем! Потом ведь надо сходить за продуктами. Надо же что-то есть на борту. Насколько радостно пойдут члены экипажа в магазин? Я же аккуратно расставлю всю обувь на понтоне рядами по цвету. За время карантина необходимость расставлять обувь по принадлежности к той или иной яхте отпадет.
Настанет время готовить лодку к путешествию: заправлять баки водой. Мы подключим шланг, но поскольку день будет жаркий, то мы увлечемся поливанием друг друга водой. Вскоре присоединятся экипажи других яхт и местные собаки. Потом мы захотим выйти в море, и я скажу: «Ну, пойдемте». Все скажут, конечно пойдемте, нам все равно, куда. Везде хорошо. К тому же пропуск оформлять не надо. Мне тоже будет все равно, но выбор придется сделать. Буду ли я в этом выборе прежним или уже новым? Если новым, то это каким?
Сейчас мне, чтобы получить удовольствие, достаточно выйти во двор. Радиус поездок на велосипеде — не больше трех километров. Может, на яхте нам будет достаточно выйти из марины и встать рядом на якорь? Почувствуем ли мы себя лучше и счастливее, если дойдем до самой дальней бухты, а там еще залезем на гору? Если нам будет хорошо от самого факта существования без разрешений и вне стен, то ресторан в самой дальней бухте нас не дождется.
В том ресторане, до которого мы все же дойдем, задержка в час никого не утомит. Повар за время карантина сноровку готовить сразу десять блюд мог потерять. Да и мы тоже — сноровку капризных посетителей. Еще уверен, все настолько хорошо освоят рецепты haut cuisine, что пойдут повару помочь. Кто больше налегал на домашний кросс-фит — сдвинут столы, и мы наконец откроем наши границы. На этот раз внутренние.
Текст: Александр Драгони
Фото: Кирилл Умрихин
Текст: Александр Драгони
Фото: Кирилл Умрихин
Если вам понравился материал, подпишитесь на нашу рассылку. Мы будем иногда присылать вам подборки самых интересных текстов, наших новых курсов и будущих путешествий