Полосатая зубатка
(Anarhichas lupus)
Белое море: самый полный гид флоры и фауны
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Адмиралтейская карта Белого моря 1832 г. с поправками от 1892 г. Не подходит для навигации (прим. Силы ветра)
В новой рубрике «Энциклопедия» мы изучаем живой и растительный миры тех регионов, куда ходим в экспедиции на яхтах. В этом материале — уникальное Белое море
Пусть оно не самое большое, не самое соленое, не самое богатое живностью, но зато тут можно встретить белух и морских звезд в зарослях пупырчатых водорослей, отлив обнажает похожую на поверхность Луны илистую литораль, а в толще воды свирепые ангелы едят безобидных чертей.

Но Белое море не сразу раскрывает свои тайны — для этого стоит чуть больше разобраться в тонких механизмах, которые стоят за его экосистемами.
  1. Проми́лле (лат. pro mille — на тысячу) — одна тысячная доля, 1⁄10 процента. Обозначается символом «‰».
Каково оно — Белое море?
Уникальность любого моря складывается из его географических и климатических особенностей, и, чтобы понять Белое, стоит знать его досье (почти что «характер нордический, стойкий»). Во-первых, это море очень маленькое, чуть больше 90 тысяч квадратных километров — из российских морей меньше только Азовское. Во-вторых, оно внутреннее, то есть с Мировым океаном соединяется только через Баренцево, да и то узким проливом. Поэтому все процессы сосредоточены в пределах его берегов, обмен с внешним миром сильно ограничен — получается такая вещь в себе.

Более того, эта вещь в себе неоднородна. Исторически Белое море разделяют на несколько частей: у него есть Воронка, выходящая в Баренцево море, следующий за ней пролив — Горло, центральная часть — бассейн, три глубоких залива (губы), названных по впадающим в них рекам, — Мезенская, Онежская и Двинская, а еще глубоко вдающийся в сушу узкий Кандалакшский залив. Каждая из этих частей имеет свои особенности, порой они разительно отличаются друг от друга.
Например, средняя глубина Белого моря — 67 метров, а наибольшая — 343 метра. По дну Кандалакшского залива проходит глубокий желоб, а в мелководных Онежской и Двинской губах на десятки километров тянутся отмели в 10−15 метров глубиной.

Но, пожалуй, самое важное в рельефе дна — небольшая глубина Горла, которая не дает водным массам активно перемещаться между Белым морем и остальным океаном. Поскольку крупных рек, несущих пресную воду, достаточно, море получается распресненным — в среднем соленостью в 24 промилле¹ (в то время как океаническая — 35). А еще замкнутость и небольшие размеры влияют на приливы и отливы: их амплитуда получается небольшой, в среднем в полтора метра, хотя в некоторых небольших узких заливчиках доходит до семи. Вообще, изрезанность берегов многочисленными бухтами и губами способствует тому, чтобы каждый кусочек немного отличался от других, и, огибая очередной мыс, путешественник может обнаружить совсем другой ландшафт и других морских обитателей.
Как движется вода
Когда мы смотрим на море, мы видим очень много воды. Но эта вода — не единая совокупность. У ученых-гидрологов принято говорить о водных массах — совокупностях воды с определенными характеристиками (температурой, соленостью, плотностью), которые даже не всегда физически способны смешиваться. Да, внутри одного моря может быть много отдельных масс.

На образование водных масс и стратификацию, то есть расслоение толщи по глубине, влияет много разных факторов, но один из основных — климат. Из-за воздействия Атлантики в регионе Белого моря зима получается относительно теплой, но продолжительной, а лето — довольно прохладным и дождливым. Это не дает воде сильно расслаиваться от нагревания. На этой территории проходит много циклонов — 215 дней в течение года (в то время как в районе Москвы циклоны наблюдаются в течение 150−160 дней за год), погода может меняться очень часто и очень резко — и ветер способствует перемешиванию воды.

Но, пожалуй, самое главное, что определяет экологию Белого моря, — зимой оно замерзает. Из-за невысокой солености лед образуется довольно быстро и задерживается на поверхности на шесть-семь месяцев.
А теперь, как говорится, следите за руками. Поверхность моря начинает замерзать, образуется лед — вымораживается пресная вода, значит, подо льдом скапливается более соленая и более плотная вода. Она опускается вниз, в глубину, вытесняя наверх воду оттуда. Поступившая наверх вода более теплая — в глубине температура стабильна, она постепенно остывает подо льдом (но не настолько, чтобы замерзнуть, потому что температура замерзания соленой воды ниже нуля), становится плотнее, снова тонет. За зиму вся толща воды хорошенько перемешивается.

Это означает, что в верхние слои поступают микроэлементы — когда наступит весна и вскроется лед, фитопланктон сможет начать активно размножаться и фотосинтезировать, используя их для жизни. Там, где есть фитопланктон, будет изобилие поедающих его рачков и планктонных личинок донных организмов, а на зоопланктоне уже держатся все морские экосистемы. Эту образующуюся биомассу называют продуктивностью моря, и у Белого она очень даже высока — по крайней мере, по сравнению с морями низких широт, где нет зимнего перемешивания толщи. Все благодаря льду.
Кто обитает на дне Акияна?
В старину Белое море называли Северным, Студеным или даже Морем-Акияном (то есть океаном). Внешне на океан оно, конечно, не похоже: в плавании между островами и заливами бывает трудно увидеть бескрайний морской горизонт. А вот фауна тут местами очень даже океаническая, несмотря на небольшую соленость: тут есть и морские ежи с морскими звездами, и довольно крупные моллюски с затейливыми раковинами, и даже кораллы. Впрочем, у дна Белого моря есть важная особенность — оно состоит из двух разных экосистем. Все дело в приливах и отливах: часть прибрежного морского дна дважды в сутки осушается. Эта зона называется литораль, и, несмотря на небольшую амплитуду приливов, она может быть довольно протяженной, если дно пологое.

Обитают тут животные и растения, которые приспособлены к резким изменениям условий, то есть могут выдерживать осушение, перепады температур и солености, сильный солнечный свет. Даже если глинистая или каменистая поверхность кажется безжизненной на первый взгляд, она густо населена: в толще песка живут крупные многощетинковые черви и двустворчатые моллюски. В поясе бурых водорослей фукусов, которые обнажает отлив, можно встретить множество улиток, рачков, колонии мшанок. А еще на литорали обитает множество микроорганизмов — они отвечают за то, чтобы перерабатывать органические вещества, поступающие с суши с реками и дождевым стоком.
Осаждать детритную взвесь помогают фильтраторы — прикрепленные полихеты, усоногие рачки балянусы (многочисленные белые бугорки на прибрежных камнях — это их известковые домики) и, конечно же, мидии. Оказывается, эти привычные нам в гастрономическом плане двустворки — основа чистоты воды: одна небольшая мидия может пропустить через себя и очистить от взвеси целый литр воды за час. Мидиевые фермы, на которых выращивают моллюсков, — полезный вклад в морскую экологию

За границей осушения начинается сублитораль — уже настоящее морское царство. Заглядывая в море с пирса, можно увидеть морских звезд, которые охотятся на двустворчатых моллюсков, а если нырять с аквалангом — встретить морских ежей, крупных хищных улиток — букцинумов и нептуней, — многочисленные колонии гидроидов на плоских талломах (так называют «листья» водорослей) ламинарий, а еще множество актиний, губок, ракообразных, голожаберных моллюсков.

На относительно больших глубинах — глубже 30 метров, где скапливается более соленая вода, — живут даже настоящие восьмилучевые кораллы. Белое море, пусть и находится в основном за полярным кругом, по разнообразию своей фауны порой не уступает тропическим.
Рис. 5. Актинии (Metridium senile)
Планктонные
драмы
В толще воды — так называемой пелагиали — идет своя жизнь. Сообщество тех, кто обитает на дне, называют бентосом, а жители пелагиали состоят из планктона и нектона, то есть тех, кто зависит от течений, и тех, кто сам способен активно перемещаться, вроде рыб.

Вопреки расхожему мнению, планктон — это далеко не всегда мелкие организмы. Медузы, большие и маленькие, — тоже часть планктона, поскольку не могут активно перемещаться. В Белом море обитает медуза цианея, диаметр купола которой достигает двух метров, а длина щупалец бывает больше 30 метров. Крупные экземпляры опасны для человека, потому что их стрекательные клетки вызывают сильный ожог — именно с такой медузой столкнулся герой рассказа «Львиная грива» Артура Конан Дойла. К счастью, в Белом море таких гигантов рядом с побережьем не встретишь — купаться можно без риска для жизни, если погода позволяет.
Рис. 6. Цианея волосатая (Сyanea capillata), семейство Дискомедуз
Кроме медуз, из удивительных планктонных организмов в беломорских водах обитают представители отряда крылоногих моллюсков — улитки, которые научились жить в морской толще, превратив свою мускулистую ногу в лопасти-крылья. Некоторые из них сохраняют тонкую спиральную раковину, как крошечные лимацины, которых прозвали морскими чертями за темный цвет. У других раковина полностью редуцирована, остается только полупрозрачное тельце, как у клионе: за переливающуюся окраску и крылья-параподии его называют морским ангелом. Парадокс в том, что морские ангелы — жестокие хищники, которые поедают в основном морских чертей.
Активные пловцы
Помимо медуз, крылоногих моллюсков, множества мелких рачков, которых видно только под увеличением, и разнообразных личинок донных беспозвоночных (а большинство из них имеют как раз планктонную личиночную стадию), в пелагиали живут и те, кто может легко противостоять течениям, то есть нектон. Это рыбы, киты и тюлени.
Рыб тут немало, и, хотя в Белом не ведется такой активный промысел, как в более крупных и открытых северных морях, местные жители во многом полагаются на рыбалку как источник пищи.

Беломорская сельдь и беломорская треска, камбала и навага, зубатка и даже семга — вот главные трофеи, которые может заполучить рыбак. Если, конечно, знать, где ловить. Рыбы выполняют в морских экосистемах функцию переноса органического вещества: нагуливаясь в одних районах, нереститься они идут в другие (например, лососевые и вовсе мечут икру далеко за пределами моря, в реках).
  1. Горбуша (Oncorhynchus gorbuscha)
  2. Камбала (Pleuronectes platessa)
  3. Зубатка полосатая (Anarhichas Lupus)
Такую же роль играют морские птицы: они кормятся в море, а изрядную часть жизни проводят на суше. На побережьях Белого моря нет птичьих базаров — их стоит искать еще севернее, — но можно встретить больших бакланов, гаг и разные виды чаек.
По литорали во время отлива часто бегают кулики-сороки, песочники и птички с забавным названием «камнешарка» (да, потому что она выискивает добычу, шаря под камнями).
  1. Камнешарка (Arenaria interpres)
  2. Кулик-сорока (Haematopus)
  3. Полярная крачка (Sterna paradisaea)
  4. Большой баклан (Phalacrocorax carbo)
  5. Гага (Somateria mollissima)
  6. Серебристая чайка (Larus argentatus)
Рис. 8. Птицы Белого моря
1.
4.
5.
6.
2.
3.
И конечно, какое северное море без китов! В Белом они тоже есть: тут нередко можно увидеть белух, порой в центральную часть заходят косатки и малые полосатики. Тюлени, например морские зайцы и кольчатые нерпы, иногда подплывают довольно близко к людям, надеясь поживиться остатками рыбного промысла.
  1. Белуха (Delphinapterus leucas)
  2. Морж (Odobenus rosmarus)
  3. Кольчатая нерпа (Pusa hispida)
  4. Морской заяц (Erignathus barbatus)
1.
Иногда в Белое море приплывают даже моржи, и в последние годы их видят тут все чаще — к сожалению, скорее всего, это происходит из-за того, что их более привычные северные места кормления разрушаются из-за антропогенного воздействия.
4.
3.
2.
Багаж экологических проблем
Чем более разнообразны экосистемы, тем они сложнее и тоньше настроены, и этот баланс легко нарушить. К сожалению, экологические проблемы Белого моря начались давно и существуют до сих пор, а решать их трудно из-за давности лет.

Одним из главных загрязнителей столетиями была деревообрабатывающая промышленность, одна из ведущих отраслей региона. Доступ к лесу и воде делал ее прибыльной, а люди совершенно не задумывались, что сброс в море отходов может навредить живым организмам. Но в некоторых местах морское дно укрыто слоем стружки толщиной до двух метров: это мешает рыбам создавать нерестилища и откладывать икру. Кроме того, дерево поглощает кислород при разложении и выделяет в воду фенолы и метиловый спирт.
Корабли, ходившие по Белому морю столетие назад, сбрасывали угольные отходы в бухтах, где укрывались от штормов. На дне некоторых из них шлаки остаются и по сей день.

Сейчас уголь уже не используют как топливо, но водный транспорт становится источником другого загрязнения — шумового, к которому особенно чувствительны белухи и другие киты, заходящие в бело­морские воды. А тюлени нередко гибнут, сталкиваясь с судами, поскольку часто судоходные маршруты прокладывают только из человеческого удобства, без учета карты лежбищ.

На экологическую ситуацию влияет близость космодрома Плесецк и выбросы космических отходов, сточные воды, приливные электростанции.
К счастью, все это не остается без внимания: с Белым морем работает немало ученых, на побережье Кандалакшского залива находится сразу две большие биостанции — биологического факультета МГУ и санкт-петербургского Зоологического института РАН, многие территории получили статус заповедников и заказников.

Даже развитие туризма может быть благом для местных экосистем, поскольку экологическое законодательство будет усиливаться, проблемы — решаться, а возможные случаи загрязнений не останутся незамеченными.
Почему Белое море все же стоит увидеть
Когда впервые приезжаешь на Белое море, возникает ощущение дежавю: оно — эдакий собирательный образ соленой купели, из которой, как писал Виктор Конецкий, все мы когда-то появились на свет.

Немного похоже на Атлантику, немного на Дальний Восток, есть что-то и от Черного, и даже черты Средиземного, но все равно оно — другой мир. Летом тут полярный день, и солнце, не касаясь горизонта, ходит над ним по кругу, а в сентябре уже можно увидеть северное сияние.
Впервые на Белое море я попала студенткой первого курса, на ту самую биостанцию МГУ, а десять лет спустя оказалась здесь под парусом. Одно дело — рассматривать затейливых подводных обитателей в старый бинокуляр, и совсем другое — идти в море, исследовать с воды поросшие щеткой балянусов скалы, встречать в утреннем заливе тюленей и печь на костре тех самых мидий с мидиевой фермы (да, знаменитые фильтраторы очень, очень вкусные). Про море можно много знать, но лучше хотя бы один раз увидеть его своими глазами.
Откройте Белое море с Силой ветра
От масштабных течений до крошечных рачков. Настоящий поход на парусной яхте

Текст: Варя Баркалова

Редактор: Аня Захарова

Фоторедактор: Анна Волкова

Дизайн и верстка: Артем Сизов


Иллюстрации:

The Natural History of British Fishes (1802) by Edward Donovan / The New York Public Library

Hydrographic Office of the Admiralty / Map Collections of Stanford University Libraries

Iconographia Zoologica (1881-1883) / Special Collections University of Amsterdam

Flora medica, oder, Abbildung der wichtigsten officinellen Pflanzen by David Nathanael Friedrich Dietrich (1828)

Atlas de poche des coquilles des côtes de France, Paul Klincksiek (1913) / Librairie des sciences naturelles, Paris

Actinologia britannica: a history of the British sea-anemones and corals by Philip Henry Gosse (1860)

Kunstformen der Natur (1904) by Ernst Haeckel / Library of Congress

Ichtylogie, ou Histoire naturelle: génerale et particuliére des poissons (1785–1797) by Marcus Elieser Bloch / The New York Public Library

Svenska Fåglar Efter Naturen Och Pa Sten Ritade (1929)

Zoology of New York (1842–1844) by James Ellsworth De Kay / The New York Public Library

A History of the Earth and Animated Nature (1820) by Oliver Goldsmith