СИЛА ВЕТРА
сила ветра

Личный опыт: Как я прошел гонку Сидней-Хобарт с российской командой

Крутой рассказ про легендарную гонку
В рубрике «Личный опыт» Сила ветра регулярно публикует интересные истории друзей, капитанов, своих учеников и просто классных гонщиков и шкиперов, которых интересно слушать. В этот раз читаем историю Тимура Мендыбаева, который в составе российской команды под флагом Simple Sail прошел легендарную гонку «Сидней-Хобарт».
Внезапно
Началось все с того, что одним августовским воскресным утром меня спросили: «Сидней — Хобарт. Слышал про такое?»

Разумеется, на досуге я просматривал много разных видео с 600-мильных гонок и кругосветок, но у меня и в мыслях не было, что когда-нибудь мне доведется принять участие в одной из них. Однако, вселенная всегда подкидывает тебе сюрпризы, когда ты их совсем не ожидаешь — на то они и сюрпризы? И вот меня позвали в команду. Впереди был долгий и насыщенный процесс подготовки.

Во-первых, нужно было получить хотя бы базовые сертификаты шкипера и VHF-оператора. Во-вторых, нужно было пройти курс выживания на воде, так как это необходимое условие участия в регате. В-третьих, податься на австралийскую визу, что технически было делом несложным, но, как оказалось, стоило немалых нервов от участников — многие, подав заявки за месяц и более до вылета, получили визы буквально в последний день после неоднократных звонков в иммиграционную службу Австралии. Ну, и куча других вещей — приобрести оффшорную экипировку, подтянуть уровень английского, привести себя в хорошую физическую форму и так далее.

Команда
И вот, выполнив немало сложных действий и пролетев полмира, вся команда собралась в Сиднее. Нам предстояло шесть дней тренировок, два дня для подготовки яхты к гонке, и один свободный день на Рождество — чтобы просто погулять и купить подарков близким.

Нас было 12 человек, из которых 10 русских ребят самого разного возраста и яхтенного опыта (трое из них, кстати, участвовали в 2014-м году в этой же регате), владелец лодки Маррей — новозеландец, уже 20 лет проживающий в Австралии (это был уже восьмой его «Сидней-Хобарт»), и ваш покорный слуга — программист из Казахстана, работающий в Москве. За организацию участия команды взялся Александр Водоватов, который в принципе в москве известен тем, что вывозит россиян в крутые парусные гонки.

Тренировки
Во время тренировок наша команда, наконец, сложилась по-настоящему — в единое целое. Маррей нас гонял так, что редко оставалось время, чтобы даже просто попить. Паруса для ветров любой силы и направления: 5 спинакеров, 2 стакселя, jib top, генуя, код зеро, штормовые паруса — все они должны быть поставлены и убраны разными способами в самое кратчайшее время, плюс куча поворотов под каждым из парусов. Кроме этого, постоянно соревновались сами с собой в скорости взятия рифов и переборке парусов для повторной постановки. В процессе всех этих маневров мы исходили Сиднейскую бухту вдоль и поперек, а в последний день тренировок вышли в океан и прошли стартовую дистанцию от начала и до конца.

Во время тренировок постоянно видели другие лодки, среди которых были и всем известные Wild Oats IX, CQS, Scallywag, Maserati. Огромное спасибо нашему фотографу Александру Львову за отличные кадры с тренировок. Когда находишься на лодке, всего этого не замечаешь — весь мир сжимается до твоей небольшой зоны ответственности, а что происходит кругом, пожалуй, осознают лишь рулевой да навигатор.

Старт
Рано утром все сдают свои чемоданы и сумки, чтобы их на пароме отправили в Хобарт, так как на яхту с собой можно взять лишь непромоканец, одну пару обуви (сапоги) и небольшой вещь-мешок, который должен помещаться в ящик с твоим номером. Затем все отправляются на яхту, пробиваясь сквозь толпы людей, пришедших в марину посмотреть на яхты, пожелать удачи и проводить команды в гонку.

В одиннадцать утра, попрощавшись, мы выходим в бухту и выполняем необходимые процедуры — поднимаем штормовые паруса и проходим перед судейским судном, демонстрируя свою готовность, после чего двигаемся к своей стартовой линии. Их всего три. Самые большие и быстрые лодки впереди, дальше средние, и затем уже совсем маленькие (самая маленькая лодка из финишировавших — девять метров длиной, построенная в 1932 году).

В 13:00 звучит стартовый выстрел. Без лишней скромности могу сказать, что стартовали мы очень хорошо и шли в числе первых. Но затем у нас случается неприятность — из грота вылетает вторая лата, и Маррей, громко ругаясь, командует разворачиваться и идти в док за запасной латой. Уже позже все признают, что это было, неверное, тактическое решение, стоившее нам часа времени, тем более, что регламентом запрещено принимать помощь с берега после старта, и запасную лату нам пришлось делать из подручных средств. В результате мы вышли из бухты последними. Позже выяснилось, что этот момент отметили во многих СМИ. А если бы мы стартовали со всеми вместе, то никто, наверное, ничего и не написал бы про нашу команду. Хоть чем-то отличились!
Гонка
После старта все лодки разошлись кто куда. Буквально через пару часов со всех сторон на горизонте были видны редкие паруса. После первого горячего обеда (ежедневно с 16 до 17 часов) все переодеваются в рабочую одежду и первая вахта заступает на дежурство. У нас было три вахты по четыре человека: рулевой, мэйн-триммер, спинакер-триммер, гриндер. Дневные вахты по три часа, ночные — по два. Я ввиду своего малого опыта, большой выносливости и неплохого знания английского был гриндером в вахте Маррея. Можно сказать, что мне повезло, потому что именно на нашу вахту приходилось большинство парусных авралов, на которые поднимается вся команда, то есть мне удавалось более менее нормально отдохнуть после своей вахты. Если сравнить с тренировками, то на мой взгляд в гонке было сильно легче. Как говорится, тяжело в учении — легко в бою.

Практически всю гонку дул попутный ветер, поэтому гриндеру не скучно, но и поворотов немного, поэтому не перетруждаешься. Самым тяжелым для меня был не тот период, когда задувало под 30 узлов, а первое утро, когда мы попали в полный штиль. Пасмурное серое небо без солнца, бескрайние морские просторы без берегов, лодка, которую колышат беспорядочные волны то в одну, то в другую сторону — все это полностью меня дезориентировало. Только занявшись каким-то делом, я смог совладать с морской болезнью до конца своей вахты.

В определенный момент ко всему привыкаешь. Переходишь на режим подвахта-вахта-отдых, коротаешь время в беседах. Время от времени происходят какие-то особенные ситуации. Например, ломается лебедка, рвется парус, внезапный порыв валит в брочинг, но в общем-то все хорошо и спокойно. Даже привыкаешь к волнам высотой в этаж-другой, которые возвышаются за кормой, подгоняя лодку. Периодически мы обгоняли какие-то другие яхты, тем самым ощущая, что мы не одни в этом мире, и далеко не самые слабые. Где-то вдалеке кто-то следил за трекером, а мы просто двигались в ожидании увидеть землю — первыми должны показаться знаменитые органные скалы Тасмании.

Финиш
Мы пересекли финишную линию в Хобарте в 13:45:30, то есть спустя 3 дня, 45 минут и 30 секунд. Если до этого момента ты еще не особо осознаешь, что произошло, то когда после финиша ваша яхта проходит за судейской лодочкой вдоль всех причалов, на которых люди стоя приветствуют вас аплодисментами, вот в этот момент происходит понимание, что пройден действительно большой путь. А дальше были улыбки, поздравления, море шампанского, новый год, награждения, и все это время наши флаги были подняты в далекой Тасмании.

Фотографии: Alexander Lvov, Timur Mendybayev, Eduard Podshivalov, Sergey Mazur. Текст: Тимур Мендыбаев.