СИЛА ВЕТРА
сила >>> ветра
Личный опыт: Как я забралась на мачту и стала звездой
Привет. Меня зовут Аля Кубанец. Я баковый матрос экипажа Квартет Rus 297. На этой неделе видео о том, как наша яхта несется в брочинге на камни, а я бегу на мачту резать фал, посмотрело по-настоящему огромное число людей по всему миру. Сейчас я вам расскажу о том, что же там было на самом деле.
Все происходило на гонках Muhu Vaina Regatt, которые ежегодно проводятся в Эстонии. Для меня эти гонки —особенные. Впервые в жизни я оказалась на яхте именно на этих соревнованиях и с тех пор каждый год в первый день Мухувяйна я отмечаю свое «парусное рождение». В этом году я отметила три года!

На этот год «Мухи» выпала очень бодрая погода: всю неделю дул свежий ветер, — скучать на гонках не приходилось. Событие на видео происходило в последний, шестой день регаты. В тот день у нас были короткие гонки под Таллином — классические две петли. Ветер порывистый, порядка 20-25 узлов.

Первую гонку мы прошли отлично, без происшествий. Надо уточнить, что до старта гонок у нас вырвало ликтрос из стакселя, мы смогли решить проблему — аккуратно кое-как затолкали трос в штагпирс, но теперь до конца гонок майнать стаксель было нельзя. Этим объясняется то, что на видео на попутном курсе мы несем все три паруса сразу.

Позже от резкого порыва у нас лопнул наш маленький желтый генакер, который мы ставим при очень сильных ветрах. В той гонке мы финишировали только под гротом и стакселем.

Поэтому к третьему заезду пришлось готовить большой боевой голубой генакер. Третья гонка была последней в тот день. Мы хорошо прошли первую лавировку, обогнулись, воткнули генакер и полетели. В какой-то момент услышали хлопок. Первая мысль — что-то с парусами, но тут замечаем, как провисли штаги. Что ж, завели заново ахтер, подтянули. Готовимся к уборке и планируем идти на лавировку, пройти дистанцию до конца. Честно скажу, в тот момент мы не понимали, что сломался флажок мачты: из кокпита этого просто не было видно.
А дальше все стало происходить очень быстро: подлетаем к нижнему знаку, начинаем уборку. Все по классике: шкотовый угол, галс, фал. Парус стоит как влитой. При этом мы уже пролетели знак и стремительно приближаемся к каменистому берегу, который находился очень близко, в 6-7 кабельтовых. От знака до того, как наш рулевой Вася отдал команду «Аля, на мачту!», по моим ощущениям прошли секунды. Я вообще в восторге от того, как Вася справился с ситуацией, насколько быстро сориентировался и принял решение. Кстати говоря, на лодке не было никакой паники. Конечно, все кричали и, конечно, градус напряжения был высок, но все это нормально — такое сто раз случалось и раньше.

Мне кажется, что спокойствие капитана передается команде. Все члены экипажа чётко выполняли свои функции и делали максимум того, что от них требовалось.

Я, кстати, очень хорошо помню, что когда услышала команду, первое, о чем подумала — наверное, он это несерьёзно. Мачта была прямо передо мной, я видела как ее мотало и нас без конца кренило, брочило. Позже Вася рассказал, что в те секунды глаза у меня стали огромные от изумления. Он повторил команду, и до меня дошли его слова. Я не думала, делать или нет. И не волновалась. Надела страховочный пояс, я даже не помню, чтобы уж очень торопилась почему-то. Не было того состояния, когда трясутся руки. Пристегнулась запасным генакер-фалом, благо что он выходит из мачты ниже основного и его не пережало там, наверху. Расстроилась, что он так неудачно оказался с подветренной стороны от штага. Пока я все это выполняла, ребята затянули обратно галсовый угол, чтобы от порыва не поломало мачту.

Помню, что единственное что я спросила у Васи: "Что, когда я там наверху обрежу фал, лодка может резко подняться?» Это казалось мне потенциально очень неприятным моментом всего действия. Вася коротко ответил «Да», и я полезла.

Во всем восхождении на мачту было всего два по-настоящему сложных момента. Первый — моя обувь ужасно скользила! То есть идти по гроту было нереально. По мачте, держась за ванты, проще, но все равно неудобно. Самым удачным решением было передвигаться на коленях, или сидя, подтягиваясь на руках. Второй - очень сильно мешал генакер-фал, которым я была пристегнута. Реально он помог только на первой трети пути, наклон мачты был тогда еще небольшой, опираться на мачту ногами было тяжело из-за скользких кроссовок, и мне помогали, подтягивали.

С тех пор как я достигла половины пути и до конца всего происходящего фал мне только мешал. Тем более проходящий под штагом. Если вы внимательно смотрели видео, то точно видели как уже практически дойдя до топа, я долго ковыряюсь и что-то тяну. Так это я подтягиваю сдерживающий меня фал! Когда я разобралась с этой проблемой, долезла до карабина несчастного генакер-фала, не стала его резать, чтобы фал не ушел в мачту, а только сняла изоленту, которую обычно использую, чтобы предотвратить случайное расстегивание карабинов в такие сильные ветра. Отстегнула карабин, крикнула, что все в порядке — мне ответили «слезай».

По пути назад страховочный фал мешал еще сильнее, так как вместо того, чтобы просто сбросить, его продолжали придерживать и медленно вытравливать (как мне казалось по тому, что происходило). Возможно, он где-то пережимался, я уж не знаю. После я жалела, что на пути назад параллельно со слезанием не проверяла отстегнутый генакер, так как он в итоге зацепился за вторые краспицы, и Васе пришлось залезать и снимать его. Но это было уже после.

Если честно, не помню, почему, дойдя до середины, я не удержалась и соскользнула. Возможно, мачта качнулась, и фал меня сдернул в воду, возможно, просто руки не удержались за мокрую мачту. Я так быстро очутилась в воде! Но помню, что было красиво!

До этого я видела лодку, свой экипаж на борту, мачту. А тут вдруг: все голубое-голубое в глазах, и я плаваю в нашем голубом генакере. Вода была теплая, спасательный жилет надулся, чем даже удивил меня — я думала, в нем будет не так удобно. Люди на лодке не сразу догадались совсем отдать страхующий меня фал, так бы я гораздо быстрее оказалась на борту. Потом мне рассказывали, что когда я соскользнула, они на какое-то время перестали видеть меня и испугались. Кричали, но я не отвечала.

Когда я очутилась на борту, Вася долез безо всякой страховки до вторых краспиц и окончательно отцепил генакер, лодка поднялась. Решив проблему с генакером, первая мысль была пройти дистанцию до конца и финишировать, но так как это была только первая из двух петель, решили, что не стоит. Вася предупредил по рации судейское судно, что наша яхта сходит с гонки.

Следом мы с большим усилием стягивали грот. Удалось сдернуть его наполовину, дальше он не шел. Меня поднимали на вертикальную уже мачту второй раз. Это видео впервые мы увидели уже в России. Сразу после гонки мы отправились в перегон домой, в Санкт-Петербург. Пройдя 200 морских миль, ночью, стоя на бетонном причале пограничного досмотра в Кронштадте, мы смотрели его на маленьком экране смартфона и радовались, что так все хорошо закончилось и можно полюбоваться на наши приключения!
Я даже и близко не могла представить, что наше видео заинтересует стольких людей! Думала, как здорово, его можно будет показать маме и друзьям, и оно останется как хорошее воспоминание для «Квартета». Монтаж с вырезанием отрывков про «Квартет»сделал Федя Дружинин, мой коллега-баковый на другой яхте нашего класса «Опен 800» еще до того, как мы вернулись домой. Выложил его на Youtube и Facebook. И понеслось. Люди смотрели и шарили его к себе на страницы. А какие комментарии — столько восторженных слов в мой адрес! Знаете, трудно воспринимать серьезно, когда что-то подобное говорят про тебя, как про героическую девочку, которая залезала на мачту. Это видео отправили на Sailinganarchy в Германии, они написали целую статью только обо мне. А позже меня даже включили в рубрику Sailor Chick Of The Week. А я даже не знала раньше про этот сайт. Я ведь совсем недавно занимаюсь парусным спортом и вообще много чего еще не знаю.

Позже я размышляла об этой ситуации — почему же мне совсем не было страшно. И это не бравада, честное слово — не было. Я пришла к выводу, что есть две основные тому причины. Во-первых, я бесконечно доверяю своему капитану. Я чувствую всегда, что он как человек, как мой друг и как капитан никогда не подставил бы меня, не причинил вреда. И второе — я знала перед тем как лезть, что то, что будет происходить там наверху, будет зависеть только от меня одной. Насколько я все четко сделаю, насколько буду внимательна. И, наверное, для меня это было достаточно комфортная ситуация. Мне и раньше из самых разных передряг приходилось одной выбираться.